?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Роль интеллигенции состоит в том, что она является носителем духа (культуры, знаний), создавая новые парадигмы и критикуя отжившие.
Человеческое познание развивается в рамках противоречия: чувственное восприятие - абстрактное мышление, при условии примата чувственного восприятия.
На первом этапе человеческого познания - мифологическом - вначале появляется сознание как общественное сознание общины. Единичное сознание есть ещё слепок общественного сознания как результат отражения мифологии в сознании. Мифология является тем инструментом, с помощью которого "предметное есть для него (то есть для сознания) сущность" - верная характеристика Гегелем мифологического этапа познания и соответствующего ему сознания. Таким образом, человеческое познание начинается не с абстрактного мышления, а с чувственного восприятия человеческой общины, которое осуществляет примат относительно абстрактного мышления. Познание на первом этапе протекает в рамках общинного сознания и проходит проверку практикой общины. Абстрактное мышление индивида развивается под контролем мифологии, которая тогда представляла собой не свод идей и правил, а систему общественных действий, которые были обоснованием системы идей (предметное есть для него сущность).
Но развитие абстрактного мышления под контролем общественной практики позволило ему на втором этапе познания вырваться из-под гнёта чувственного восприятия общины и возвысить сознание до самосознания. Произошло первое отрицание в развитии человеческого познания. Абстрактное мышление вырывается из-под контроля чувственного восприятия общины и приобретает определённую свободу в рамках индивида, хотя индивид вынужден быть частью общины. Поэтому примат чувственного восприятия над абстрактным мышлением становится косвенным приматом через посредство мировоззрения в форме осознаваемой мифологии, то есть религиозного мировоззрения. В этом противоречии возникает самосознание и религиозный этап познания. По-видимому, он продолжается до сих пор в рамках эксплуататорского строя. Чувственное восприятие занимает положение косвенного примата относительно абстрактного мышления через посредство религиозного мировоззрения.

На первой стадии второго этапа познания возникшее самосознание как отрицание сознания общины опирается на освободившееся абстрактное мышление индивида, но всё же находящееся в системе понятий мифологии, перерастающей в религию. Свобода абстрактного мышления кроме всякой мистики находит выражение в построении абстрактных схем действительности. Стремление к примату абстрактного мышления ещё в рамках мифологии ведёт к поиску первопричин или первооснов мира у древних греков в виде стихий или частей природы и получает наивысшее выражение в пифогореизме (весь мир это число) и в платонизме. Надо заметить, что существовала так называемая линия Демокрита или натурфилософия, как продолжение опоры на чувственное восприятие, но она оказалась всего лишь предтечей детерминизма. Ограниченность последнего понял ещё Эпикур и предположил наряду с законом и существование случая, что являлось революцией в познании, так как до него принималось по умолчанию, что всё происходящее протекает по воле богов и т.п. Признание существования случая наряду с законом подрывает претензии абстрактного мышления, функционирующего на основе формальной логики, на примат относительно чувственного восприятия. Высшим достижением первой стадии религиозного этапа познания стала система Аристотеля, построенная на придании явлению свойств сущности, причём последней принадлежит примат. Учение Аристотеля является синтезом так называемой натурфилософии и платонизма, причём примат принадлежит платонизму.

Вторая стадия религиозного этапа познания проявилась в виде схоластики - свободы абстрактного мышления, но в сфере религиозного мировоззрения, посредством которого осуществлялся примат чувственного восприятия общества над индивидуальным абстрактным мышлением. Таким способом проявилось первое отрицание в рамках религиозного этапа познания. В истоках схоластики и её основах мы находим христианство и учение Иисуса - призыв к сознательному стремлению к добру, призыв к свободе абстрактного мышления, но в рамках преклонения перед богом, который оказался в сущности персонифицированным Законом. Проповедуя сознательное стремление к добру, к познанию бога, Иисус тем самым открыл субъектность абстрактного познания относительно общественной практики (Маркс: философы должны изменить мир).

Итак, философия развивалась как абстрактное познание. Например, Томас Гоббс (1588—1679) говорил: "Философия есть познание, достигаемое посредством правильного рассуждения и объясняющее действия, или явления, из познанных нами причин, или производящих оснований, и, наоборот, возможные производящие основания — из известных нам действий". Хотя роль философии схоластики заключалась в создании теории познания, а не в познании. Эта субъектность абстрактного познания завершилась в рамках схоластики построением системы Гегеля - абстрактной теории познания абстрактного мышления. Гегель вынужден был для объяснения или, скорее, для иллюстрации развития сознания дополнить формальную логику диалектикой, переходом объекта исследования в свою противоположность, то есть отрицание самого себя. Однако стремление остаться в рамках формальной логики заставило Гегеля подчинить отрицание тождеству, то есть свести развитие к простому повторению, чем запутал и себя и своих эпигонов. Тогда как практика познания требовала подчинить формальную логику диалектике отрицания, что потом и сделал Маркс.

Второе отрицание открывает третью стадию религиозного этапа познания. Схоластика испытала раздвоение с выделением из неё научного познания, которое есть синтез схоластики и натурфилософии, то есть первой и второй стадий религиозного этапа познания при условии примата первой стадии. Так в рамках второго этапа человеческого познания образовалось противоречие схоластики и научного познания. Возникшее научное познание в качестве теории познания и как отрицание схоластики приняла философию позитивизма, в основе которой лежит опора на так называемые научные факты. Однако при этом не учитывают того обстоятельства, что сами эти факты есть производное абстрактного мышления, результат работы абстрактного мышления, которое остаётся в сфере религиозного мировоззрения. Поэтому такое научное познание остаётся в плену детерминизма и, следовательно, всякое новое для него становится чудом. Гегелевская диалектика отрицания была отвергнута (я не изобретаю гипотез - говорили эмпирики). Однако переход к третьей стадии религиозного этапа человеческого познания произошёл не столько по инициативе практики познания, сколько под давлением общественной практики развивающегося капитализма. Этот контроль капиталом научного познания в настоящее время достиг совершенства в рамках системы научных грантов.

Таким образом, человеческое познание на третьей стадии религиозного этапа познания раздвоилось на схоластику и научное познание - научная картина мира противопоставляется религиозной картине мира и между ними идёт постоянная борьба. С 19-го века и до сих пор научная картина мира представляет собой мозаику разрозненных фактов и теорий, объединить которые можно только встав на позицию развития, то есть приняв развитие в качестве примата относительно всеобщей связи. Эта разорванная научная картина мира не может успешно противостоять религиозной картине мира уже потому, что отвергает развитие. В то же время стихийное развитие капитализма показало недостаточность стихийного развития и необходимость осознанного развития общества, сознательного управления социальными процессами.

Поэтому возникла необходимость второго отрицания в рамках человеческого познания - переход к третьему этапу познания путём раздвоения научного познания, с образованием нового третьего этапа, который следует назвать технологическим этапом человеческого познания. Он представляет собой синтез первого, мифологического, и второго, религиозного, этапов при условии примата мифологического этапа, причём ведущей особенностью этого второго отрицания будет принятие развития в качестве исходного пункта познания. В результате образовалось противоречие внутри человеческого познания - технологический этап против религиозного этапа, причём именно благодаря этому противоречию научное познание в рамках религиозного этапа познания сохраняет примат относительно схоластики. Второе отрицание в рамках человеческого познания начал Маркс, создав экономическую теорию развития капиталистического производства и показав необходимость его замены коммунистическим производством с помощью диктатуры пролетариата. Однако надо заметить, что Маркс предполагал простое отрицание капитализма, то есть по образу первого отрицания, как, скажем, феодальные отношения заменили рабовладельческие. В действительности переход от капитализма к коммунизму это второе отрицание, то есть не замена с переходом в противоположность, как у первого отрицания, а синтез. Аналогично и в сфере познания второе отрицание с образованием третьего этапа означает синтез первого и второго этапа. Возникшее противоречие технологического и религиозного этапов познания проявляется противоречием формальной логики и диалектики, детерминизма и развития, пронизывающим практику познания. Всякое новое знание опровергает формальную логическую систему научного знания, поэтому познание продвигается энтузиастами, которые вынуждены создавать новую картину мира в противовес устоявшимся господствующим представлениям и которые вынуждены принимать в качестве исходного пункта исследования не детерминизм, а развитие.

В ходе раздвоения религиозного этапа познания самосознание также испытает раздвоение с возникновением разума как синтеза самосознания и сознания при условии примата сознания. В обществе возникает новое противоречие - разум против самосознания при условии примата разума. На технологическом этапе познания разум использует понятия, возникающие в самосознании в системе формальной логики, для того, чтобы создать картину мира с помощью теории развития. Это можно назвать синтезом знания. Следовательно, разум предполагает подчинение формальной логики диалектике (теории развития), а самосознание ограничено формальной логикой и, потому, вынуждено её абсолютизировать. По-видимому, такая разница определяется органической структурой мозга, которая позволяет возвыситься до понимания единичного сознания не только самого себя (самосознание), но и понимания себя в качестве части развивающегося общества, развивающегося общественного сознания в случае разума и органическую невозможность такого возвышения в случае самосознания, для которого развитие органически неприемлемо. Формирование необходимой для разумного энтузиазма структуры мозга необходимо начинать с воспитания людей в системе мировоззрения развития, то есть организовать в обществе систему развития личности людей. Разумные энтузиасты должны создать среду для своего функционирования - мировоззрение развития. Посредством разумного энтузиазма в итоге будет решена проблема свободы воли. В обществе потребления большинство принадлежит потребителям, но поскольку рост уровня потребления и развитие личности может обеспечить только развитие общества, постольку потребители зависят от разумных энтузиастов. Потребители в принципе не способны возвысить своё самосознание до разума, так как способны только потреблять предлагаемое им знание или ложь. К ним можно отнести характеристику: страх перед реальностью, страх перед правдой, то есть интеллектуальная трусость (http://saint-juste.narod.ru/ne_spravka.html). Тогда как разумные энтузиасты на основе имеющегося знания создают картину развивающегося мира и добывают новое знание. Синтез знания делает практику познания субъектом развития общества.

Итак, вершиной человеческого познания будет третий этап - этап синтеза знания на основе теории развития в качестве теории познания. Но третий этап образуется в результате отрицания отрицания и не является простым отрицанием второго этапа, а синтезом первого и второго этапа. Поэтому научное познание второго этапа останется необходимой основой для синтеза знания.

Приложение. О развитии личности (https://langobard.livejournal.com/7962073.html)
(цит.) "После всех своих задушевных споров с молодыми арестованными Зубатов приходит к выводу, что большая часть революционеров — вовсе не фанатики, просто У НИХ НЕТ НИКАКОЙ ДРУГОЙ ВОЗМОЖНОСТИ ПРОЯВИТЬ СЕБЯ, кроме как присоединиться к подполью".
Разделяю взгляды на жизнь господина Зубатова - человека, как я понимаю, не очень хорошего, но очень умного.
Не в идеях, ценностях и идеалах дело. Не в "материальных интересах" социальных групп. И даже не в святая святых для политических историков - не в "назревших противоречиях"!
А именно в том, что прозрел Зубатов. Когда люди достигают возраста, в котором им страстно захочется "изобрести и построить себя", у них должны быть для этого какие-то удовлетворяющие их возможности. Потребление в обществе потребления, интересная работа и карьерное продвижение в обществе социальной мобильности, творчество для творческих, наука для научных…
Если этих возможностей "изобрести и сделать себя" нет, то… то будет "то-то и оно".
Придумать такие возможности, чтобы можно было совсем обойтись без конфликта, бунта, революции и прочей "панкухи", наверное, нельзя. Совсем без этого не обойтись.
Есть простенькие естественные правила. Юность (молодость) хочется прожить интересно. Интересно это значит поучаствовать в чем-нибудь новом, чтобы "предкам" можно было кинуть: "А у вас вот этого не было!" Ну а если создать что-нибудь новое, то вообще будет суперкруто.
Юность тем и отличается от детства, что в отличие от желания играть в интересные игрушки и слегка "водить за нос" взрослых, возникает суровый импульс-желание – стать кем-то. Сделать из себя кого-то.
Это не совсем карьера и карьерное продвижение, предполагающие игру по чужим правилам, без элементом самотворчества. Это именно самотворчество, изобретение и изготовление себя, самоосуществление.
Иногда это называют стремлением к свободе, не уточняя, что это за свобода такая? Свобода же по сути это просто самостоятельность. Что-то сам сделал, сам подумал, сам придумал, сам почувствовал, сам сделал выбор. Если не абсолютная, то самая эффектная форма свободы – именно самостоятельное действие.
Не важно, что иногда смысл этого действия это просто разрыв с окружением или какое-то действие против окружения. Такую "панкуху" не всегда считают самостоятельной и свободной, ибо она реактивна, а не активна. Зависима от отрицаемого объекта. Но это все-таки не так уж и важно. Важно, что это все-таки собственное действие, задуманное и осуществленное в отрыве от окружения, а не соответствия с ним.
ПРОЕКТ НООСФЕРА

Profile

nipolin
nipolin

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com